Внимательный родитель — капитан корабля

По словам эксперта в области родительства Сьюзен Стиффелман, то, что нужно детям — это уверенность в том, что рядом есть надежный и знающий взрослый, который может помочь им пройти через их эмоциональные штормы, создавая безопасное пространство, в котором такие сильные чувства могут просто рассеяться. Изменения, к которым может привести такое внимательное родительство — даже если речь идёт о небольших вещах, — в корне меняют отношения в семье.

Перевод © Внимательность детям

Я думала, что знала, на что иду, когда стала родителем. Я всю жизнь была окружена детьми — когда была подростком, я подрабатывала няней, в свои 20 стала учителем, а потом консультировала детей как семейный психотерапевт. Мне казалось, о родительстве я кое-что знаю — и правда в том, что так оно и было.

Но вместе с тем было столько всего, чего я и представить не могла. Например, не похожую ни на что первобытную любовь и родительские тревоги, в которых — я была совершенно в этом уверена — я утратила свой путь. Я пробовала некоторые вещи, которые работали, — и кучу всего, что не работало. Как и все родители, я узнавала о том, что реально нужно детям, только когда растила своего сына, и о многом я никогда не узнала бы никаким иным способом кроме родительства.

Когда мой сын достиг того этапа, когда он возмущался, если не мог получить желаемое, я разрывалась между влиянием на ситуацию переживаний из своего собственного детства и того, что мне только предстояло обнаружить и что действительно было ему нужно. История моей семьи подталкивала меня либо жалобно его уговаривать, либо орать и вести себя как начальник с подчиненным. Но уговоры в то время, пока он был крайне расстроен, ни к чему не приводили, а выкрики «Потому что я так сказала!» тоже были не особо продуктивны. Я отчетливо помню, что когда я притормозила и стала размышлять об этом, эти подходы заставили меня почувствовать себя ребенком.

То, что нужно расстроенным детям, это вовсе не объяснение того, почему они не могут получить то, чего хотят. И тот, кто просто оправдывает их ожидания, им тоже не нужен. А что им нужно, так это уверенность от осознавания того, что рядом есть взрослый, который может помочь им пройти через их эмоциональные штормы, создавая безопасное пространство, в котором такие сильные чувства могут просто рассеяться.

То, что я могла применять в своем собственном родительстве — это то, что я знала в теории: дети нуждаются в комфорте осознавания, что кто-то действительно принимает на себя ответственность. Мне нравится называть такую родительскую роль «капитан корабля». Когда ваши дети знают, что вы у руля, это в корне меняет все.

Одной из моих клиенток, чья родительская жизнь радикально изменилась после того, как она осознала важность управления своим кораблем, была Кэролин — мама восьмилетней Джеммы и пятилетнего Карсона. (Имена в этой истории изменены, чтобы обезопасить моих клиентов). Кэролин пришла ко мне, потому что была раздавлена сложностями родительской жизни. Она пришла к выводу, что ни один из подходов, которые она пробовала, не работал.

«Прежде, чем у меня появились дети, я мечтала о том, каким чудесным будет каждый наш день, — рассказывала мне она. — Я представляла себе смех и объятия, и то ощущение, что в моей жизни есть радость и цель, которой не было прежде. Но реальность такова, что я чувствую, будто все вышло из-под контроля. Каждое утро я с чем-то борюсь, начиная с простого одевания детей, и в конце концов падаю в кровать после бесчисленных сражений по поводу домашней работы, ванны и времени отхода ко сну.

Я люблю своих детей и готова ради них на что угодно, но бывают дни, в которые родительство — это совсем не то, чего я ожидала. Я думала, что если буду их достаточно любить, они будут отзывчивыми и веселыми! Но вместо этого они постоянно пререкаются, отказывают мне в просьбах и каждодневно устраивают разборки, если им не нравится то, что я приготовила на ужин или они не хотят выполнять домашние задания».

Если вы добиваетесь от своих детей чего-то вместо того, чтобы делать это с ними вместе, вы провоцируете сопротивление, вызывающее поведение и борьбу за власть.   

Кэролин рассказала мне, что с утра до вечера она ощущает давление пунктов в своем списке дел на день, начиная с того, что детей надо поднять с постели и одеть, и до самого окончания дня, когда она пытается искупать их и отправить в постель.

«Такое впечатление, что любое наше с ними соприкосновение — это моя попытка заставить их делать что-то, чего им делать не хочется», — говорит Кэролин.

Я называю этот феномен «потеряться в списке дел» — затруднительное положение, в которое попадают многие родители.

История Кэролин не уникальна. Каждый родитель согласится признать, что его ожидания в той или степени потерпели крах, и он постоянно сталкивается с разного рода сложностями. У меня точно так было. Но когда родители вовлекаются в борьбу за власть и угрозами или подкупом пытаются контролировать своих детей, они делают все только хуже.

Вот упражнение, которое я считаю эффективным: пусть ваша правая рука олицетворяет вас — родителя, а левая рука — вашего ребенка. Когда правая рука — родительская — сверху, вы «капитан корабля». Вы излучаете спокойную власть, которая дает вашим детям понять, что вне зависимости от того, как в море штормит, вы в состоянии управлять кораблями их жизней.

Когда обе руки на одном уровне — никто не принимает на себя ответственность. Я называю такие отношения «два адвоката» в семье. Каждая сторона настаивает на достоинствах своей позиции, и та, которая наиболее настырна — или менее измучена — одерживает победу. Когда в режиме адвоката вы добиваетесь чего-то от детей, вместо того чтобы делать это вместе с ними, вы создаете сопротивление, вызывающее поведение и борьбу за власть.

И наконец, когда детская рука находится над родительской, то, по сути, ответственность берет на себя ребенок. Такое случается, когда вы как родитель пребываете в отчаянии и чувствуете, что все вышло из-под контроля. Вы прибегаете к подкупам и угрозам для того, чтобы заставить детей делать то, чего вы хотите. Я называю такую позицию «тиран», потому что вы пытаетесь управлять своими детьми подкупом или страхом. Вы выглядите жалким и побуждаете своих детей проверять, как далеко они могут зайти, потому что они инстинктивно знают, что именно вы — а не они — должны принять на себя ответственность.

Ничто так не провоцирует в детях тревогу, как ощущение, что их родители в отчаянии.

В случае с Кэролин три позиции рук помогли ей увидеть, что она делала большую часть своего родительства. «Если мне повезет, — сказала она, — я спокойный капитан корабля около 10% времени. Чаще всего я либо спорю, как адвокат, либо ору как тиран, пытаясь заставить своих детей делать то, чего я хочу».

Она поделилась со мной особой историей, которая стала причиной потери ею статуса капитана: «Я помню, как однажды моя дочь совершенно вышла из-под контроля, и я тут же утратила свою невозмутимость и стала спорить и уговаривать. Джемме нужно было выполнить домашнее задание, которое, по ее словам, было трудным. Я же старалась убедить ее, что оно вовсе не было таким. Я напомнила ей, что она уже выполняла подобные математические задания несколькими днями ранее. Я даже обещание награды попробовала — дополнительную историю перед сном, если только она выполнит задание без ссор. В конце концов, я разозлилась и стала угрожать позвонить ее учителю. Все стало совсем плохо, когда она стала рыдать, говоря, что я не люблю ее, а я чувствовала себя чудовищной матерью».

Есть совершенно иной путь, по которому мог пойти этот сценарий. Когда ребенок расстроен, родителям хочется срочно все исправить, чтобы он как можно быстрее почувствовать себя лучше. Когда наш ребенок несчастлив, мы также становимся несчастливыми, а ребенок превращается в средство, чтобы почувствовать себя лучше. Когда Джемма расстроилась из-за домашнего задания, тревога Кэролайн заставила ее попытаться — безуспешно — сделать так, чтобы ее дочь почувствовала себя лучше.

Играя роль «тирана» вы побуждаете своих детей проверять, как далеко они могут зайти, потому что они инстинктивно знают, что вы — а не они — должны принять на себя ответственность.

Правда в том, что когда дети расстроены, они могут вести себя только двумя способами. Первый — это проявление агрессии: по отношению к вам, братьям или сестрам, или даже к себе самим («Я такой глупый! Ненавижу себя!»).  А второй — это адаптация: расстроенный ребенок принимает тот факт, что не может чего-то иметь, смиряется с этим, и в итоге развивает в себе большую гибкость.

Дети, принимая ситуацию, которая им не нравится, проходят через те же стадии горя, что и каждый из нас.

Первая — отрицание. В случае с Джеммой, она могла бы подумать: «Возможно, если я пожалуюсь, что задание слишком сложное, мама разрешит мне его пропустить».

Когда это не срабатывает, может возникнуть злость. Например: «Ненавижу тебя, мама! Ты такая злая!»

Далее идут торги: «Мама, если ты разрешишь мне пропустить сегодняшнее домашнее задание, я обещаю, что никогда больше не буду устраивать ссор. Пожаааалуста!»

И только теперь, когда ребенок может в полной мере ощутить разочарование от того, что все не происходит так, как хочется, он может перейти к финальной стадии: принятию. Один из лучших способов помочь ребенку ощутить свое разочарование — быть любящим капитаном корабля, который оставил отчаянные попытки заставить своего ребенка чувствовать себя счастливым и вместо этого помогает ощутить грусть и слезы так, что это помогает ему адаптироваться. Вместо того чтобы напирать на своих детей с помощью логики и попыток отговорить их от их расстройств, мы оказываемся вместе с ними, используя поменьше слов, побольше эмпатии и фокусируясь на том, чтобы помочь им почувствовать себя услышанными и понятыми.

В случае с Кэролин, она могла бы начать задавать вопросы или озвучивать комментарии, с которыми — она была бы уверена — Джемма бы согласилась. Она могла бы попробовать сказать что-то вроде этого: «Похоже, тебя беспокоит то, что выполнение сегодняшнего домашнего задания будет трудным» или «Ты очень надеялась, что мама разрешит тебе пропустить домашнюю работу сегодня», или «Мне кажется, порой тебе хочется, чтобы никакой домашней работы вообще не было!»

Такой простой способ поддержки расстроенного ребенка может привести к мгновенным изменениям в том, как обернутся дела. Большинство детей (и взрослых!) смягчаются и становятся более восприимчивыми, когда чувствуют себя услышанными и понятыми. Возможно, Джемме хотелось поплакать о чем-то, не связанном с домашним заданием; избавившись от сдерживаемых по поводу чего-то другого чувств, она могла обнаружить, что домашняя работа вовсе не так и трудна.

Позитивные изменения, которые привносит этот подход в поведение детей, помогают родителям поддерживать роль спокойного и уверенного капитана корабля и питает глубокую связь по мере того, как ребенок понимает, что родитель действительно способен услышать его правду — даже тогда, когда она о чем-то неприятном. Такая позиция делает родителя доверенным лицом ребенка, так что он растет с любящим и мудрым взрослым рядом — а не со своим ровесником — который может помочь ему справляться со сложностями в жизни.

Мать природа мудро наделила детей инстинктом сопротивления влиянию незнакомцев и восприимчивости к советам и поддержке тех, с кем у них сформирована безопасная привязанность. Укрепление привязанности с нашими детьми по мере того, как они проходят через разные этапы жизни — это ключ. Это питает искреннюю готовность принимать наше руководство.

Это может казаться очевидным, но давая понять своим детям, что вы их любите, вы укрепляете с ними связь. Обратите внимание на общие интересы и займитесь тем, что нравится вам обоим. Позвольте своему лицу засиять, когда ваш ребенок входит в комнату. Будьте внимательны к ним в ходе разговора, замечая цвет их глаз, то, как ощущаются их маленькие ручки в ваших руках. Находясь в присутствии со своими детьми и выражая свою искреннюю любовь и привязанность, вы поможете им воспринимать вас как любящего союзника, а не того, кто просто их все время критикует или предъявляет требования.

Очень помогает также осознавать, настолько, насколько это возможно, свои собственные чувства. Когда вы испытываете разочарование, закрепитесь в своем теле вместо того, чтобы проваливаться во внутренний монолог на тему того, как ваши дети вас не уважают и не ценят. Обратите внимание на то, где именно вы ощущаете свое расстройство — в животе? В задней поверхности шеи?

Настройка на неосуждающее внимательное отношение к глубинным причинам появления злости помогла Кэролин осуществить три целительные вещи.

  • Во-первых, она сумела начать подвергать сомнению истории, которые рассказывала сама себе, о том, что означает расстроенное поведение ее детей. Например, нежелание ее сына убирать игрушки могло быть гораздо больше о его желании продолжить с ними играть, чем о его неуважении или неблагодарности.
  • Во-вторых, она научилась позволять разочарованию и расстройству рассеиваться, просто разрешая себе чувствовать это — без всяких попыток прекратить или изменить свои чувства. Когда Кэролин позволила своим неприятным чувствам пройти через свое тело с мягкой осознанностью, они стали естественным образом растворяться.
  • И в-третьих, она смогла обратить внимание на то, какие именно старые кнопки в ней самой нажимались за счет вызывающего поведения ее детей. Большинство из нас реагируют, когда что-то из нашего собственного детства разыгрывается в настоящем. Из-за того, что Кэролин не чувствовала себя услышанной в детстве, она была особенно уязвима и расстраивалась, когда ей казалось, что ее дети перестали обращать на нее внимание.

Трудности, с которыми мы сталкиваемся в своем родительстве, предлагают нам возможности исцелить раны из нашего детства — и принять на себя роль, которая дает нашим детям защиту, в которой они так нуждаются.

Родительство — это непростая штука. Каждый из нас сталкивается с необходимостью разобраться со своей собственной неуверенностью и обидами, реагируя на своих детей вместо того, чтобы просто помочь им. К счастью, я обнаружила, что небольшая корректировка курса может обернуться существенными изменениями в качестве нашей повседневной жизни с нашими детьми, позволяя нам странствовать по спокойным морям с уверенностью и радостью.

(c) Luke Best

(c) Luke Best

Краткое руководство для родителей: зоны ответственности

Это простой способ понять динамику, которая разворачивается в сердце процесса воспитания и родительства.

Ответственность на ребенке

В то время, как мы можем думать, что наши дети наслаждаются своей властью, правда в том, что ничто не может сделать ребенка более тревожным, чем понимание того, что они имеют дело с отчаявшимся родителем. И с этим и сталкиваются наши дети, когда мы прибегаем к подкупам и угрозам — это роль «тирана». В таком варианте мы отчаянно стремимся быстро, в одно действие заставить их чувствовать себя лучше. Подкуп и угрозы только подталкивают наших детей проверять, как далеко они могут зайти, так как они знают, что именно родитель должен принять на себя ответственность. Пребывая в настоящем моменте — давая своим детям любовь, благодаря их — родители становятся любящими союзниками (и этот подход совсем иной, нежели постоянная критика и требования).

Никто не ответственен

Когда никто не принимает на себя роль лидера, мы имеем «двух адвокатов», которые спорят и пытаются доказать свое, либо «держатся» до тех пор, пока противник не выдохнется. Со стороны родителей это может быть мысль или реакция, которая срабатывает, как спусковой крючок, и мы начинаем «открывать дело», ищем доказательства, которые оправдали бы силу нашей реакции: «Дети должны приходить сразу же, как только их позвали к столу», «Моя дочь не должна ныть». Мы не берем ответственность на себя, так как наша способность сохранять спокойствие уже зависит от поведения наших детей — хорошего или плохого. Мы хватаемся за определенные мысли, которые заставляют нас терять самообладание, ощущение ответственности, и в то же время провоцируем их на защитную реакцию и сопротивление.

Ответственность на родителе

Многие родители хотят, чтобы дети воспринимали их как друзей, но спокойный и комфортный авторитет нашим детям нужен гораздо больше. Как «капитаны корабля» мы не напираем на детей с логикой и ультиматумами, когда они расстроены. Но если мы берем ответственность, это не означает, что мы сразу становимся диктаторами. Это обычно означает быть рядом с ними, фокусируясь на том, чтобы они чувствовали себя услышанными и понятыми. Когда мы даем своим детям ощущение того, что мы на их стороне, они могут быть более восприимчивыми к советам и поддержке. Они могут учиться проживать разочарование в тех ситуациях, когда они не могут получить или сделать что-то — и примириться с этим вместо того, чтобы надолго застревать в агрессии. Таким образом, капитан создает безопасное пространство, где сильные эмоции можно просто прожить.

Подробнее о том, чему учит Сьюзен Стиффелман, можно узнать из книги «Как перестать сражаться со своим ребенком и обрести его близость и любовь», которая уже вышла на русском языке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017. Школа Внимательности. Все права защищены.